Все подкасты
Выпуск 039. Первый CrossFit клуб и первые международные соревнования по CrossFit в России.

Многие говорят, что кроссфит как бизнес, приносящий прибыль, рассматривать нельзя, и владельцы клубов сейчас находятся в отчаянии. Но, как выясняется, не все.

Некоторые продолжают не только работать и получать от работы удовольствие, но и наслаждаться жизнью. Например, Алексей Снурницин.

«Планы по захвату мира – это они всем движут».

По традиции, биографическая справка.

Алексей Снурницин (1972 г. р.) любил спорт с детства. Уже в 7-8 лет планировал стать тренером, о чём и сообщил бабушке в ответ на классический вопрос «Кем хочешь стать, внучек?»

– Да ведь они ж не зарабатывают совсем, – расстроилась бабушка.

– Что-нибудь придумаем! – ответил маленький Алёша и, как выяснилось спустя пару десятков лет, не обманул.

Закончив школу в 1989, он собирался заниматься боксом профессионально и поступил в техникум физической культуры. Но тут вмешались девяностые: с карьерными перспективами в спорте было туго, пришлось зарабатывать деньги и уйти в бизнес. Старший брат Алексея открыл фабрику по производству одежды, работавшую на всех возможных фронтах: от бутика с куртками под Армани и Гуччи до лавочек на рынках. (Кстати, именно этот человек обеспечивал и информационную поддержку Сайбериан Шоудаун, и сайт «Кроссфит Берлога», и сайт Алексея с онлайн-тренировками, – и он же продолжает помогать до сих пор!).

А тогда продажи набирали обороты: «Вся Сибирь была наша», говорит Алексей, который занимался тогда продажами на чистой интуиции и искренне горел новым делом.

– Надеюсь, юношеский энтузиазм у меня не пропал. Планы по захвату мира – это они всем движут. Что-то хорошее получается, только если гореть тем, что делаешь, и понимаешь, что живёшь на полную.

На производстве работало до 70 человек. После этого работать на кого-то тренером воспринималось как шаг назад. Зато теперь всё наоборот: даже вспоминать о бизнесе, который не выдержал экономического кризиса нулевых, не слишком хочется.

– Наверное, вселенная специально устроила так, чтобы я стал кроссфит-тренером. 

После того, как фабрика постепенно прекратила существовать, фитнес для Алексея на какое-то время стал способом заработка на жизнь. Знакомый хозяин фитнес-зала нанял его тренером. Там же, в тренажёрке «Студио Фит» Алексей и познакомился с кроссфитом. Кто-то принёс новую программу тренировок – показать, попробовать. По счастливой случайности, тогда же в зале оказался руководитель местного отделения таможни, который и сам заинтересовался незнакомым спортом, и подчинённых потащил за собой. Тренировать их стал Алексей.

– Вот так начал расти клубок…Суровый сибирский кроссфит: Начало

Вся информация, которая тогда оказывалась в распоряжении у тренера, поступала с сайта Егора Голубева. Было ясно, что интересующихся кроссфитом в России можно пересчитать по пальцам.

«Всё должно быть по правилам!» – сказал таможенный начальник и отправил Алексея – первым из российских кроссфитеров – получать сертификат Level 1 в Сеул. Ближе места, чтобы пройти Левел срочно, не было. И опять же всё сложилось к лучшему.

– Звание «Первый» в спорте всегда приятно.

Впечатлений от обучения осталась масса – начать хоть с необходимости осваивать и сдавать материал на английском, который Алексей до этого учил практически самостоятельно. А в глобальном смысле по-хорошему шокировали уровень американских спортсменов, подача, сами тренировки и то, как они проводились.

– Бодро, захватывающе, понятно. Хочется смотреть, слушать, хочется, чтобы смотрели на тебя. 

В декабре 2010 г. Алексей сдал Левел, а в феврале 2011 открылась будущая “CrossFit Berloga”. Благо зал уже был – с паркетным полом, кольцами и штангами. На аффиллиации клуба опять же настояли (и оплатили её) таможенники-клиенты – опять же ради законности и тимбилдинга, заодно обеспечив строчку на вывеске «Первый аффилированный клуб России». Они же и выбрали тогдашнее название – «Кроссфит НСК». Уже потом, когда таможенный пул кроссфитеров перестал активно тренироваться, Алексей пытался поменять его на «CrossFit Siberia», но американцы уже тогда не одобряли географических названий.

– Сейчас бы ты стал делать аффилиацию? Зачем она нужна, что даёт?

– Меня часто об этом спрашивают те, кто хочет аффилироваться, и я каждый раз не знаю, что ответить. Я – законопослушный кроссфитер и очень люблю, в частности, CrossFit HQ, но рекомендовать что-то тем, кто будет за это платить, не хочу. Очень жаль, что у нас нет соответствующей правовой защиты. Поэтому официальная аффилиация в этом смысле ничего не даёт. Аффилиаты не имеют права подавать на кого-либо в суд за использование торговой марки CrossFit, это может делать только Штаб-квартира. Но это что касается бизнеса. Если ты хочешь на самом деле войти в международное сообщество, надо аффилироваться, я считаю. 

Спустя несколько месяцев кроссфитерам предложили потренироваться рядом с другим залом, где была оборудована площадка. Тогда же началась рекламная компания Reebok, когда они по всему миру раскидывали контейнеры с площадками. Впрочем, на новом месте для кроссфита подошли только самосваренные рамы: всё остальное развалилось очень быстро. Но никто не расстроился: гораздо важнее оказалось быть в тренде, да и тренироваться на улице всем понравилось. Благо это было уже летом.

– Эх, надо было зимой! – не можем не заметить мы. – Суровый сибирский кроссфит…

Когда начало холодать, Алексей с учениками попытались въехать в помещение того самого клуба, который давно это предлагал, но оказалось, что за лето группа так разрослась, что помещение уже не вместило всех желающих. 50 человек– это было очень серьёзно. По тем временам.

– Табличку о том, что мы выиграли Большой кубок в 2013, в нашем клубе повесили на стенку. Девочка заходит и говорит: «Ой, а мне тогда было 7 лет…»

«Хочется просто делать классно – себе и тем, кто к нам приходит».

В 2013-2014 годах вопрос о помещении встал ребром. Нужное нашлось у батутного центра: его начальство взяло на себя администрирование, кроссфитеры под руководством Алексея – тренировочно-методическую часть.

– По нашей статистике, в России всего 9 % населения занимается спортом, из них фитнесом – 22 %. Почему ты решил работать именно в этой сфере?

– Только потому что люблю это. К тому же, в кроссфите фитнес объединён со спортом, каждая тренировка – это соревнование. Не было долгих мучительных раздумий «Сделать мне то-то, или не стоит? А сколько это принесёт денег? А много ли придёт клиентов?» Было желание заниматься тем, что нравится.

Кстати, помимо тренировок с ребятами из спецподразделения Алексей каждое утро тренировался с сыном. В «Студио Фит» одна стена зала была стеклянной, и все идущие в тренажёрку могли видеть эти занятия. «Не было никаких планов привлечь побольше народа, – утверждает Алексей. – Мы просто от этого кайфовали. А народ смотрел и потихоньку начинал прилипать. Закончилось тем, что по утрам почти все посетители шли заниматься кроссфитом, а в обычную тренажёрку ходили единицы».

Сегодня Алексею не хочется ни следить за статистикой, ни писать бизнес-проекты. Когда приходится, это воспринимается как нагрузка.

– Хочется просто делать классно – себе и тем, кто к нам приходит. 

Очень поддерживает финансами корпорация «Сибирское здоровье». В начале, рассказывает Алексей, на их деньги кроссфитеры с размаху закупили дорогущее оборудование Eleiko – а могли бы человек 10 штангами обеспечить. Теперь, конечно, с опытом пришло умение рассчитывать.

– А правду пишут, что на открытие «Берлоги» вы потратили полтора миллиона рублей?

– Раз пишут, значит, правду.

– В Москве на эти деньги можно открыть разве что кафешку с шаурмой, и то если взять оборудование б/у. А как же вы уложились в такую сумму?

– Ну, учитывая разницу курсов, сейчас сумма была бы вдвое выше. Но если подсчитать… Всё, что мы покупали, – концепты, медболы и грифы с бамперами. Рама была самопальная, сваренная из труб. Коробки собирали сами. 

Площадь зала позволяла одновременно заниматься 12 человекам в группе или 7-8 – самостоятельно.

– Как росла клиентская база? Можешь ли назвать год, когда интерес к кроссфиту достигал пика?

– Недавно прочитал, что если у вас есть 50 клиентов – вам можно не рекламировать клуб. Если делать всё правильно, они будут сами приводить новых посетителей. Могу добавить, что даже иметь 50 клиентов для этого не обязательно. Посещаемость клуба никак не зависит от рекламных мероприятий. По крайней мере, у нас это так. Ни соревнования в день города, на которые смотрят тысячи, ни Шоудауны не влияют на рост клиентуры. База растёт за счёт того, что клиенты приводят своих друзей. 

До прошлой весны количество посетителей у Алексея росло по экспоненте. Всё время приходилось менять помещения на большие – приток новых клиентов просто «выдавливал» клуб из предыдущего зала. И вот меньше года назад этот рост перестал ощущаться.

– Как думаешь, с чем это связано? Пропал интерес к кроссфиту?

– Возможно. Сейчас мы готовим очередной Шоудаун, и я часто беседую со спортсменами о том, что привлекло их в спорт, что, как они считают, приводит в кроссфит новых людей. Практически все говорят, что сейчас начали бояться кроссфита – во многом, из-за того, что выкладывают в интернет псевдо-кроссфитеры: как они валяются после тренировки в изнеможении, как им больно, какие у них мозоли. Создалось впечатление, что кроссфит – это очень тяжело. 

Алексей особенно подчёркивает:

– Если открыть методичку по кроссфиту, 57 страниц в ней – о технике, о том, как правильно выполнять движения, и меньше 3 – об интенсивности. Представление о кроссфите у масс перевёрнуто с ног на голову. Если человек приходит к хорошему тренеру, ему обязательно нравится – и он приводит с собой знакомых, которые до этого занимались обычным фитнесом. 

В «Берлоге» каждый посетитель после первой тренировки заполняет анкету о впечатлениях. В обязанности администраторов на ресепшн входит обязательный вопрос «Понравилось ли?»

По свидетельству Алексея, ещё ни один человек не сказал, что ему плохо и он умирает от перенапряжения.

– А вот месяц-два спустя заглянешь к нему в аккаунт – там уже появились записи о том, что «ух, я сегодня дал жару, у-ух, было тяжело, но я выжил!!!». Такова людская психология: надо же показать, что ты крут. Плохого в этом ничего нет, но мнение о том, что здесь все погибают, укрепляется – и это уже не слишком хорошо для массовости. 

Что бывает с теми, кто угодил в «Берлогу»

Последний переезд «Берлоги» был скорее спуском с этажа на этаж – сменив верхний на нижний, зал Алексея «захватил» 700 лишних квадратов. Что примечательно, на верхнем этаже открыли ещё один кроссфит-зал. Спад притока новых посетителей, по словам Алексея, с этим не связан, но конкуренция, конечно, даёт дополнительную мотивацию.

Сейчас в «Берлогу» ходит около 450 человек. В среднем активность кроссфитера, который загорелся внезапно, не участвует в соревнованиях и не занимается спортом постоянно, длится около 8 месяцев. Среди тех, кто увлечён фитнесом больше, есть и те, кто посещает «Берлогу» с самого первого дня, около 8 лет. Как правило, именно такие люди воспринимают кроссфит как занятия физической культурой ради здоровья – 2-3 раза в неделю.

Соревновательные атлеты – конечно, отдельная категория. Но громкие заявления новичка насчёт будущих побед – как правило, главный признак того, что такой кроссфитер перегорит через 3-4 месяца.

Самая большая текучка – в группах «On ramp»: видимо, потому что многих пугают штанги. В «Берлоге» тем, кто не испугается, даже предоставляют 2-3 бесплатные групповые тренировки, чтобы мотивировать.

Обычно группа включает в себя 24 участника, которые занимаются одновременно, + в торце ещё человек 18 могут тренироваться как раз on ramp.

Тренерский состав включает в себя 10 человек, преподающих кроссфит в группах и персонально, плюс тренеров, которые занимаются исключительно растяжкой. У некоторых есть приоритетные направления: например, гимнастику – CrossFit Gymnastics – ведёт непрофессиональный спортсмен, являющийся при этом обладателем Level и 1 Level 2.

– Профессиональные гимнасты, я заметил, дают гимнастику не слишком понятно, им не хватает структуры. А, допустим, кроссфит-тренер, который прошёл курс тяжёлой атлетики, не многим уступает спортсмену, специализирующемуся на ней. Может, в чём-то и выигрывает – опять же, за счёт структурированности материала. 

– Но нужно понимать, что те же рывок и толчок, например, – олимпийские движения. А то, чем занимаются в кроссфит-гимнастике – висы, кипинг, – для профессионального гимнаста даже не база. Это выполнит любой спортсмен с хорошо развитым плечевым поясом, хоть лыжник, хоть билдер. Таким образом, гимнастика в кроссфите, в отличие от тяжёлки, представлена очень примитивно…

– Полностью соглашусь. Поэтому гимнаст в идеале должен учить именно владению своим телом, тому, чему учили его самого, – а это почему-то делается не всегда. Не хочу никого обидеть, сужу, естественно, по собственному опыту. 

Кстати, о профессиональном спорте: с Федерацией спортивного многоборья работа «Берлоги» не связана и на неё не ориентируется.

– Любая федерация подразумевает централизованное управление. Мы больше всего дорожим свободой деятельности. Никто не говорит нам, как и что делать, ни перед кем мы не отчитываемся. Поэтому мы всегда были и будем за кроссфит. Если вдруг что-то изменится в кроссфите, и эти изменения нам не понравятся, значит, будем сами по себе, но ни в какую другую федерацию вступать не собираемся. Но, конечно, цель у нас одна – приобщать к спорту. Если потребуется помочь в проведении каких-то соревнований, при этом сотрудничая на равных, почему бы и нет?

Siberian Showdown: почему так важно жить дружно

– “Siberian Showdown”, которые проводит «Берлога», славятся очень высоким уровнем организации. Они проходят в формате кроссфита. Не хотите вести соревнования по многоборью и вместе с медальками раздавать книжечки мастеров спорта?

– Нет. Функциональное многоборье – совсем другое направление, у нас нет ни времени, ни ресурса узнавать и вникать. 

Впервые международные соревнования “Siberian Showdown” состоялись в 2013 и сначала были ежегодными. В 2017 их решено проводить раз в 2 года.

Следующие соревнования состоятся как раз в 2019 и пройдут, как всегда, при поддержке «Сибирского здоровья» (в 2019 г. спонсирующего ещё и Универсиаду). Есть также устный договор с “Yousteel”, предоставившим в 2017 г. не только оборудование, но и призовые, что всех особенно порадовало.

Общий призовой фонд был, кстати, в районе 1200 000+ рублей. Между участниками тройки победителей суммы распределялись так: около 3000 долларов, 2500-2000 и 1500 соответственно.

– Надеюсь, что вернёмся к плотному сотрудничеству с Reebok. Не всегда наши отношения складывались очень хорошо, иногда – просто хорошо…

При поддержке всех перечисленных и Экспоцентра, а также если удастся объединить силы с другими клубами, формат соревнований планируется сделать более масштабным: в частности, ввести возрастную категорию 35+, командное соревнование 2+2 и категорию BRX. Спортсмены, которые ещё не пробились в категорию Elite, смогут померяться силами на другой площадке в том же Экспоцентре и выявить победителя.

В Siberian Showdown уже принимали участие звёзды кроссфита международного класса – Annie Thorisdottir, Frederik Aegidius, Mikko Aronpaa, Lacee Kovacs, Jenn Jones, Jonne Koski, Thuri Helgadottir. В 2013 году топы Аронпаа, Ковач и Эгидиус соревновались отдельно между собой.

– Помню, на открытии у меня было мало надежды, что когда-нибудь мы сможем с ними состязаться. Но вот Рома Хренников уже выигрывает на Европе, поэтому надеюсь, что уже в 2019 мы увидим равное соперничество… В котором наши победят!

– А звёзды просят предоставить им особые условия?

– Каждый – по-своему, и с каждым это обговаривается индивидуально. Когда мы только начинали, то за необходимость ехать в Тьмутаракань неизвестно к кому, конечно, платили чуть дороже. В 2014-15 гг. привозить атлетов помогал Reebok, который и обеспечивал им условия. В прошлом году, например, румынский атлет приехал за свои деньги, без всяких требований. Но в целом, чтобы наши спортсмены имели возможность соревноваться с лучшими в Европе и мире, мы готовы идти на уступки.

– Вы сами отправляете приглашения?

– В первые годы действовали наобум, стучались везде, начиная с Фейсбука, в том числе предлагая премиальные. Потом это полностью взял на себя Reebok. На нашем сайте говорится, что человек уровня Regionals может запросить право участия без отбора. Сейчас мы очень заинтересованы в том, чтобы к нам приехали атлеты из Азии – тот же Майкл Могард, который там очень известен. Пока он отказывается, считает, что сутки в дороге – это тяжело.

Основные организационные вопросы решает сам Алексей. Информационной поддержкой занимается его брат. Большую работу осуществляла Елена Немальцева, управляющая клуба, на возвращение которой в 2019 г. Алексей надеется. Помогают тренеры, которые не участвуют в соревнованиях сами, судьи являются волонтёрами.

– В категорию BRx тоже будет отбор онлайн?

– Думаем об этом. Тренд говорит, что нужны санкционированные турниры, но хватит ли у нас турниров уровня, который подойдёт Siberian Showdown? Как их выбрать, захотят ли организаторы с нами сотрудничать? К концу января с этим надо будет разобраться.

Siberian Showdown традиционно проводятся в первую неделю декабря. Правда, в этом случае есть опасность, что из-за Дубайского турнира не сможет приехать Роман Хренников.

– Может, ради него куда-нибудь передвинем. Всё решается в динамике. Вообще у нас очень удачное время проведения – последняя большая проверка перед Оупенами, после которой спортсмены как раз начинают готовиться уже к ним. 

– Сколько человек принимает участие в одной категории?

– Скорее всего, оставим всё как в прошлом году: 40 мужчин и 20 женщин, у мастеров – 30 мужчин и 10 женщин. Может быть, сделаем чуть побольше категорию BRX, потому что хотим, чтобы зрителей было больше. 

– А много зрителей вообще?

– Около 1500 на площадке, трансляцию смотрели 8000 тысяч. Ещё не восстановил в памяти цифры, хотя в процессе подготовки сделать это, конечно, придётся.

Вход для зрителей – бесплатный, за исключением VIP-мест на трибунах.

– Ходят слухи, что Большого кубка вообще не будет. Так что всем придётся ехать в Сибирь.

– Хочу обязательно сказать вот о чём. Очень немногие поддерживают кроссфит в России – не слишком выгодно. Большим компаниям, конечно, проще продавать более популярные виды спорта миллионам, чем кроссфит – нескольким тысячам. Поэтому я так рад тому, что мы восстанавливаем отношения с Reebok. Надо понимать, что они поддерживают нас, а мы поддерживаем их: только тогда у нас будут и Большие кубки, и Шоудауны, и всё остальное. Если кусаться друг с другом, останется только стагнировать. Один Рома Хренников – это хорошо, но нужна массовость, только при массовости растут новые спортсмены. 

– Приятно слышать, что Reebok поддерживает соревнования. Признаться, было неприятно зайти в магазин и узнать, что они убрали из зала коллекцию Crossfit, и заказать её можно только на сайте…

– Я всё это говорю потому, что слухи об отмене Большого кубка ведут к недовольству и даже к кампаниям против кого-то лично. Естественно, если представители спонсоров решат, что это им ни к чему, они всё равно не зарабатывают на кроссфите. Очень важно сотрудничать и поддерживать хорошие отношения. 

– В заключение дай, пожалуйста, 3 совета о том, с чего начать, если хочешь проводить масштабные соревнования.

– Первое – поставить себе цель. Второе – не просто мечтать, а действовать. Тогда можно надеяться, что Вселенная сведёт тебя с хорошими людьми, которые поддержат твою идею, помогут и будут продвигать это вместе с тобой. Третье – гореть этим и делать всё, чтобы не только ты, но и люди вокруг получили от этого удовольствие. 

– Остаётся только пожелать тебе удачи и чтобы в 2019 получилось всё задуманное. Как-то печально: и Большого кубка не будет, и Idol не проводит соревнования, ездить скоро станет некуда. Поэтому все мы особенно ждём Siberian Showdown.

– Иногда пара шагов назад – это хорошо для разбега. Может быть, соревнования, которые сейчас приостановят работу, потом возьмут новую высоту. 

comments powered by HyperComments
Хочу бесплатную тренировку

...
Вашу тренировку проведёт сертифицированный CrossFit тренер международного класса


Внимание!
Тренировки проводятся только по предварительной записи
Щелкните на замочек для записи :)