Все подкасты
Выпуск 030. CrossFit и научный подход

Василий рассказал зачем атлетам нужна функциональная диагностика, как обстоят дела в изучении кроссфита и российской науке в целом и почему тренеру не обязательно знать что такое митохондрии в деталях. Ещё мы поговорили о самых распространённых мифах о кроссфите, жиросжигательных зонах и неправильных в теории, но эффективных на практике тренировках. Бонус —настоящая и тёплая история о том, как Василий стал учеником Виктора Николаевича Селуянова и ТОП-3 книг, которые стоит прочитать каждому тренеру.


Тренерство → Функциональная диагностика

Василий тренер по физподготовке, спортивный физиолог, преподаватель физиологии спорта, Аспирант РГУФКСМиТ и руководитель направления «Функциональная диагностика» в лицее “Учёный фитнес”.

Сейчас область интересов Василия — физическая работоспособность человека и диагностика, но вначале он был тренером: “Тренерский стаж почти 20 лет, от дежурного инструктора до фит-директора нескольких клубов. Потом стала интересовать работа с цифрами и открыли с коллегами маленький кабинет функциональной диагностики и начали клиентов измерять — это был первый шаг в сторону спортивной науки, в сторону проф спорта” — рассказывает Василий.

Последние 7 лет он работает в спорте как тренер по физической подготовке и в спортивной медицине, как человек, который занимается тестированием работоспособности спортсменов всех специализаций. 

Мы спрашиваем зачем он начал этим заниматься, на какие вопросы хотел ответить. Василий рассказывает, что хотел улучшить работу клуба, в котором работал и сделать это на качественно другом уровне: “Мы понимали, что могли бы стены перекрасить в зелёный цвет или в синий, могли гантельки купить потяжелее или полегче, но я хотел принципиально улучшить работу или, может быть, дать больший ассортимент услуг и я пошёл в сторону измерений”. 

Первый кабинет был размеров с кладовку с самым простым оборудованием, но но это начало приносить результаты и Василий по-настоящему заболел этой историей. “Хотелось зависимость ловить, вскрыть суть явления происходящего. Это было достаточно просто — согласовали с руководством и мне выделили кабинетик размеров с кладовку, куда мы с товарищем купили весы, ростомер, пульсометр и тонометр и начали потихоньку измерять. Начали получать профиты. Во-первых эмоциональные — люди были благодарны мы находили гипертонию, ожирение на нашем простейшем уровне”.

Рост, вес пульс — очень простые показатели. Поэтому мы спрашиваем чем эти данные могут помочь тебе при подготовке человека. Василий начал издалека и привёл простенький, но показательный пример зачем нужны измерения и как они могут работать.

“Информация, которую ты используешь может использоваться под разные задачи. Например, мы не знаем какой средний рост кроссфитера России. А если говорить о выходе методички или учебника — такая информация должна там быть, потому что мы знаем средний рост хоккеиста, мы знаем средний рост футболиста. Это к тому, что наука это не только о том как бицушку нарастить. Это анализ, систематизация и классификация прежде всего”.

Но есть цифры, которые сильно подвержены факторам среды. Такие как процент жира или размер бицепса. Здесь это уже даёт возможность тебе сравнить с нормами. А нормы — это лучшие люди в вашей популяции. 

Берём Серкова или Колтовского и сравниваем у кого больше бицушка. Получаем некий ориентир, а дальше получаем динамику — когда ты взял бицуху в сентябре и взял в октябре и смотришь. На основании полученных данных можешь, например, уволить тренера, у которого у клиента не вырос бицепс. Я конечно утрирую, но сам принцип. 

Это серьезный инструмент контроля с точки зрения и менеджмента, и тебя, как педагога. А дальше, чем адекватнее у тебя модель в голове, чем более информативные данные ты получаешь, тем больший шанс сделать по-настоящему индивидуальный и эффективный процесс. Само по себе тестирование ещё ничего не значит — тестирование это инструмент, не цель. Нормальным тренерам оно очень сильно помогает, но роль тестирования наиболее важна в профессиональном спорте, где люди работают на результат.


Об Учителе

Василий выпускник  и аспирант РГУФКСМиТ или, как его все знают, Института физической культуры на Сиреневом бульваре. Он говорит, что это лучший спортивный ВУЗ на планете Земля и рассказывает как пришёл в аспирантуру.

“В прошлом штангист, поднимал под МС, поступил туда на кафедру тяжёлой атлетики, учился у Скотника Виталия Фёдоровича. Закончил и в этот же институт вернулся в аспирантуру, но уже на кафедру научно-методической деятельности и попросился в ученики к Виктору Николаевичу Селуянову”.

Вообще на протяжении всего разговора Василий много рассказывал о Викторе Николаевиче и неустанно повторял, что у нужно у него учиться. А сама история как Василий начал работать с учёным похожа на отрывок из фильма.

“Это где-то 2010-2011 год. Я просто прочитал его книгу “Локальная мышечная выносливость”, уже занимаясь тестированием, понял, что всё стройно, понятно и логично. Узнал кто написал и пошёл искать этого человека, чтобы попроситься к нему в ученики. Я пришёл, оплатил аспирантуру. Помню захожу, Виктор Николаевич сидит со своим товарищем. Я говорю: “Здрасте, я хочу у вас учиться”. Они посмеялись, друг на друга посмотрели и он говорит: “Серёг, посмотри, ещё один балбес пришёл. Сколько таких было, сколько таких ещё будет”.

“Никто не знал куда это выльется и он меня воспринял как очередного какого-то типа, который хочет либо сессию поставить, либо зачёт купить, либо от армии откосить. Мне года 2 потребовалось искренней работы, чтобы Виктор Николаевич запомнил просто как меня зовут и когда на 4-й год он мне позвонил сам и спросил “Вась, как у тебя дела?”. Я это тоже помню, помню где это было. Для кого-то это фигня какая-то, а для меня это были знаковые события — учитель запомнил твоё имя и учитель тебе первый раз сам позвонил.

Учился я у него можно сказать заочно, он лет 40 возглавлял лабораторию у нас в РГУФКЕ и потом перешёл в МФТИ естественно с целой командой сотрудников. Я к этим людям не имел никакого отношения у меня был договор и работа непосредственно с Виктором Николаевичем Силуяновым. Я подъезжал к нему, мы пили чай, я задавал ему какие-то вопросы и мне хватало на полгода работы. К большому сожалению я видел его в своей жизни раз 12-15, у меня не было возможности сидеть и работать с ним рядом. Но тем не менее человек настолько имел мощный мозг, светлую мысль, что даже этих встреч мне хватает, чтобы сейчас учить, тестировать спортсменов и выступать на конференциях, достаточно достойно полемизируя с кандидатами и докторами наук. В спорте и в науке очень важно выбрать правильного тренера.  Я полностью обязан этому человеку своим образованием. 


Про науку и советскую школу

Сейчас популярно говорить о том, что мы все наши гениальные советские методы физического воспитания людей похерили и что сейчас в России все очень плохо. А в кроссфите просто надо посещать семинары зарубежных тренеров. Мы спросили Василия как он относится к разговорам про семинары и как на самом деле обстоят дела в нашей спортивной науке.

“У меня с такими людьми разговор короткий. Я говорю а можно посмотреть кто ты по образованию… тренировать людей может только человек с высшим физкультурным образованием. Весь мир и так понимает, что высшее физкультурное образование — это тот фундамент, на котором тебе предстоит строить себя как специалиста. После высшего физкультурного образования ты из дикого маленького зверька из качалки, превращаешься в человека, который умеет работать с литературой, умеет защищать презентации, писать рефераты, превращается в социально-адаптированного человека. Путь нормального специалиста он такой — школа, техникум, университет. Дальше идут люди либо деньги зарабатывать, либо остаются заниматься наукой. 

Поэтому, то что человек сходил к джону датону за 2 дня, он ему показал как мизинчик надо отводить и включается какая-то ягодичная мышца, которая раньше не включалась. Ребят, это называется “нахвататься верхушек”. Фундаментальное образование никто не отменял.

Василий признаёт, что в науке есть проблемы и рассказывает почему так происходит: “Мы все знаем, ни для кого не секрет, что российская наука сейчас не лучшие времена переживает. Это касается и спортивной тоже. А всё почему? Да потому что вы молодёжь, не идёте в науку. В РГУФКЕ остались мастодонты, их единицы, они умирают. Те люди, которые написали учебники, по которым вы сейчас учитесь, они уходят один за одним и пропорция очень простая — 10 человек мы теряем, одного только получаем как молодого специалиста.

Вы же все хотите на крузаках ездить, а в науке денег нет. Поэтому мы получаем то, что сейчас имеем. РГУФК не подпитывается молодёжью, прежде всего. К нам приходят люди, мы спрашиваем: “сколько ты хочешь получать?”, они говорят “80 тыс. в месяц”. У профессора,  доктора медицинских наук, зарплата 30 тыс., а пришёл какой-то тип, который качался 3 по 15 и 80 тыс. хочет. На основании чего?”

То есть беда, по его мнению, не в отсутствии мозга как такового, а в нежелании его применять: “Сейчас мы ведём переговоры с UFC. С докладом на нашем слёте должен выступить главный специалист по науке UFC — Роман Фомин, он русский, живёт в штатах 15 лет и на секундочку он 10 отработал в РГУФКЕ. Он говорит, что то что РГУфК создал во времена советского союза до сих пор в большом авторитете на западе. Директор UFC Performance Institute — института, который занимается физухой бойцов. Он говорит, то что вы в России не можете ничего создать типа айфона — это другой вопрос, но ваши мозги до сих пор являются сильнейшими в мире”.

Мы спрашиваем что может послужить драйвером для развития института, который сейчас есть. Василий правда говорит, что этот вопрос надо задать Президенту или Правительству. В глобальном смысле вопрос даже не в деньгах, а в культуре воспитания и ценностей: 

“Скажу про себя и про своих коллег. Деньги для нас точно не мотиватор, то есть ты можешь положить 200 тыс. и люди ринутся туда, будет РГУФК забит, будут ходить умные люди в очочках и галстуках. Мало деньгами замотивировать, ты должен быть способен к анализу, у тебя должна быть голова. А это должно культивироваться со школы. Со школы, с института должен быть отбор. К тебе должны прийти на 3-м курсе института и предложить заниматься наукой. 

Надо взращивать мозги. А когда во всей стране мозги потеряли ценность, то что ты сделаешь один? Ты можешь поставить 200 тыс. рублей в месяц. У тебя выстроиться очередь из аферистов, которые будут работать за деньги, но толку не будет. Эту деятельность точно надо любить и у тебя должна быть способность к этому. Надо работать в сторону отбора мозгов, тогда может быть каждый будет заниматься своим делом и  наука начнёт развиваться”. 


Можно ли родиться кроссфитером

Есть некое дано физических показателей и талантов, которые позволяют добиваться успеха в том или ином виде спорта, лучше всех петь или танцевать. Мы спросили у Василия, как у человека, который занимался изучением физиологических вопросов кроссита, можно ли родиться кроссфитером.

“Чтобы ответить на этот вопрос точно, нужно сказать что такое кроссфит по двум глобальным порциям информации:

Первое — физиологические требования этого конкретного вида спорта к организму человека. Что происходит в организме когда ты выполняешь кроссфит комплекс с соревновательной интенсивностью. Это надо изучать. 

Второе — модельные характеристики идеального кроссфитера — что из себя должен представлять кроссфитер, который сможет выигрывать соревнования. Анатомически, морфологически, функционально, антропометрически, технически.

Когда мы это знаем можем сказать можно им родиться или нет. Но мы ещё этого не знаем.

Василий объясняет, что кроссфит сейчас совершенно не разработан с этой точки зрения — нет рекомендаций и выверенных методик и приводит одно из ТОП 3 утверждений о кроссфите, которые бродят по интернету.

“Неправы те, кто говорит “Да, чё кроссфит, с ним всё понятно — это круговая тренировка”. Этим людям надо в РГУФК идти срочно — у них нет образования.

Мы не знаем какие требования к организму предъявляет кроссфит — здесь целина, знаний ноль. 

Это интересное с точки зрения физиологии явление. Первый раз я вижу, чтобы люди могут быть одновременно и сильными, и выносливыми. Первый раз. Даже есть название конкурирующий тренинг. Все говорят: “да не бывает такого!”, а кроссфит ломает все физиологические постулаты. В 2014 году Селуянов сказал “не спешите ругать кроссфит — такое ощущение что он может открыть новую веху в физиологии мышечной деятельности”. Он сказал ключевое. Он посмотрел на эти весёлые старты для взрослых, а на самом деле именно изучение данного вида спорта может дать более глубокое понимание физиологии человека. Не поленитесь, посмотрите конференции, в которых он участвовал, он постоянно об этом говорит.

Василий говорит, что построить портрет успешного атлета непросто — нужно учитывать много факторов и изучать сам вид спорта: “...построить модель, где не 2 составляющих, как в других видах спорта, а 42. Здесь интересно, здесь куча диссертаций докторских будущих лежит.

Во-первых, надо ориентироваться на модельные характеристики, которые собирает весь мир и гераклион начал это собирать. Во-вторых перечень функциональных кондиций, которыми должен обладать спортсмен постоянно растёт. 

Если очень просто и вы сами это знаете: человек должен быть сильный и одновременно обладать способностью к удержанию этой силы во времени. Высокий МАн на руках и на ногах, и дальше ему нужен высокий анаэробный порог при работе этих же мышц, которые позволят этот же присед и жим лёжа размазать, растянуть во времени.


Про тестирование спортсменов

Василий продолжает и говорит, что тестирование в кроссфите тоже не помощник — нужно понять что именно тестировать и правильно интерпретировать результат. А эти задачи и в хорошо известных видах спорта не всегда решается адекватно. Он подробно рассказывает зачем нужно тестирование, кто должен его проводить и что здесь главное.

“Сама тестирующая процедура ничего не значит. Значит твоя интерпретация. Если тренер с нормальной головой, он может интерпретировать в свою пользу обычный тест Купера на два листа.Грамотный тренер, например, Женя Богачёв — он заставит 20 раз присесть и у него будет информации чтобы 2 часа с тобой разговаривать.

Есть обратная сторона медали. Специалисты, которые обладают любым оборудованием, которое сейчас продаётся, но, получив эти цифры не способные вымолвить ни слова. 

Интерпретация должна быть не только медицинская, она должна быть физиолого-педагогическая. Ты же попросишь врача “я хочу рвать быстрее”, для врача то, что ты сказал — китайский язык. Врач тебе скажет “ну, попей панангинчику”, а физиолог заберёт на часок и начертит, нарисует. Тест сам по себе — мёртвое слово. Возникает вопрос кто пользуется этим тестом, а дальше стирается граница где тестировать —  в зале или лаборатории. В лаборатории поточнее, но можно и в зале, если ты понимаешь какую кондицию ты хочешь вытащить и от чего зависят результаты в том или ином тесте. Это всё миллион раз написано в спортивной метрологии — информативность, надёжность, объективность и прочие характеристики тестирующих процедур. Тест — начало пути, ты получил цифры и дальше нужно понять что делать с этой бумажкой.

Нужно понимать что из себя представляет вид спорта и когда это понимание есть, организовывается батарея тестов. Нельзя тестировать ради тестов. Те люди, которые занимаются тестированием, первое, что они должны делать — это в спорте разбираться.

Что надо тестировать у кроссфитера? Мы не знаем. Вы сначала в спорте разберитесь — какие функции являются определяющими. Именно этим надо заниматься учёным в контексте кроссфита. Свои кроссфитерские батареи тестов разрабатывать. Как мы это называем — надо создать функциональный профиль атлета, который будет в себя включать параметры, влияющие на результат.


Про “Кроссфит — это вредно?” 

В ТОП-3 вопросов, которые все обсуждают входит не вреден ли кроссфит для здоровья. Мы решили узнать у Василия как он отвечает на него на своих семинарах.

“Я говорю, что убивает не вид спорта - убивает тренер. Есть понятие: подготовительный процесс к выступлению по виду спорта. Мне кажется здравым не заниматься постоянным копированием соревновательной деятельности в момент подготовительный. Представьте, если бы футболист в рамках подготовки всё время играл в футбол или боксёр… такого нет. Все понимают - есть слабые звенья, есть скорость набора определённой кондиции, скорость массонабора, скорость постановки удара и пр. Если мы говорим о подготовительной части — там должны быть использованы те же законы спортивной периодизации, которые используются в других видах спорта.

Никто не может внятно мне сказать почему я должен постоянно выполнять комплексы. Если есть задача построить сильную руку — на эту задачу дядюшка вейдер давно уже дал ответ. Но если есть задача не запаниковать и пройти на руках на пульсе 200 после комплекса— называйте вещи своими именами. Если есть задача выступать — готовьтесь по законам.

Мы задали вопрос, который постоянно слышим в зале: при каком пульсе заниматься и вообще использовать ли пульсометр на тренировках. Василий говорит, что тоже часто его слышит и посылает всех его задающих туда же — в РГУФК.

“Выросли эти концепции из циклических видов спорта, где моно-структура упражнения, когда не меняется кислородный запрос и кислородная стоимость. То есть ты сел на велик и работаешь в этой позе час, твои физиологические процессы стабилизируются и твои физиологические системы начинают давать стабильный ответ. А чему же равен этот ответ? На пульсометре 145 и мы говорим “как ты себя чувствуешь?”. Ответ — “средней тяжести” и мы записываем в блокнотик: “пульс 145 — средняя тяжесть”. Но когда ты вдруг слез с велика и полез на турник, что произошло с кислородным запросом и с кислородным ответом? Мышцы ног начинают восстанавливаться, просить ресурсов крови для восстановления, а мышцы рук начинают в этот момент тратить энергию и просить ресурсов в свою очередь, начинается так называемая борьба за кровь. Какой здесь будет пульс? Ответ простой — одному Зевсу известно какой здесь будет пульс. Эта концепция неверна в таких видах спорта как кроссфит, даже если вы можете найти взаимосвязи измерять пульс надо в конкретном упражнении, а не переносить”.


Теория vs Практика

Получается у нас сильная школа и мы знаем как делать многие вещи правильно. Но, когда смотришь на зарубежных атлетов, которые добиваются крутых результатов, не следуя правилам, возникает вопрос. Выигрывают не теоретики, а практики. Почему так?

“Спортсмен находится в состоянии круглосуточного эксперимента самого над собой и он опережает теоретические выкладки учёных, которые сидят в кабинетах и он сам проведя над собой 1000 экспериментов нашёл оптимальный подход для себя лично от которого его прёт. На сегодняшний момент задача спортивной науки догнать практику, потом немножечко опередить и помочь. 

В науке тезис простой — понять суть явления. В физике например разобрались и построили космический корабль. Они поняли и построили —теоретическая и практическая физика наране, а вот в нашей науке практики ушли вперёд. Не надо путать — учёные занимаются вскрытием сути явлений, они не занимаются разработкой тренировочных планов, планы рождаются в спортивном зале. А вот если работать рука об руку — будет результат. Мне нравится как Богачёв пишет — я тренируюсь с целью проверить то, что написано в учебнике”. 


Не стройте из себя биохимиков и физиологов

Мы спросили Василия о дискуссиях в сети, поняли, что он не хочет тратить на это время, но вступается за Виктора Николаевича. Сейчас многие тренеры ведут страницы в социальных сетях и высказывают своё мнение не только методиках тренировок, но и биологических процессах. Отсюда подчас и мемы с закислением миокарда рождаются.

“Нормальных методистов не хватает, мы не можем нормального тренера найти. Я экзамен принимаю раз в месяц — мне тренер говорит про какие-то ферменты, про реактивные формы кислорода. Я говорю: “ты тренер или биохимик? Скажи мне зачем ты человека в тренажёрный зал привел? Почему ты его не привёл в парк или в танцевальный клуб или в библиотеку, почему?” и 90% тренеров не знают как ответить на этот вопрос. И это маркер. Если ты не знаешь как ответить на этот вопрос, тогда зачем ты изучаешь ферменты. Мы тренеры — педагоги, методисты. Три по 15 — наша профессия” — шутит Василий.

Он призывает расслабиться и просто хорошо делать своё дело, тренеру не надо биохимиком для этого. “Это я к тому,  что вы сначала методики изучите и потом, если хочется, можете залезть в биологическую основу этих методик. Не стесняйтесь не знать про митохондрии, потому что тренер — это педагог.

Не так давно я тестировал человека, который занимался митохондриальной медициной. Он про митохондрии знает всё и говорит “Вась, ты можешь мне план тренировки написать”. Я говорю “в смысле? Ты же митохондриальщик, ты сам знаешь что тебе надо. Он говорит: “брат, я всю жизнь смотрел в микроскоп, я не знаю как эти железки таскать”.

Вы не стыдитесь, у каждого своя задача и у каждого свой уровень. Надо знать как железку взять и куда её протащить. Ни один митохондриальщик, ни один биохимик этого не знает, а вы, тренеры — это знаете.


ТОП-3 которые стоит прочесть тренеру

Мы попросили Василия посоветовать три книги, которые стоит прочитать тренеру. Если  предполагать, что все базовые знания уже есть, то он рекомендует (в порядке возрастания сложности):

Первое: Технология оздоровительной физической культуры 

Второе: Оценка состояния здоровья клиентов велнес и фитнес клубов

Третье: Аэробная работоспособность человека 


comments powered by HyperComments
Хочу бесплатную тренировку

...
Вашу тренировку проведёт сертифицированный CrossFit тренер международного класса


Внимание!
Тренировки проводятся только по предварительной записи
Щелкните на замочек для записи :)